Инструктор стрип-пластики Надежда: не представляю свою жизнь без танцев

– Расскажите, пожалуйста, о себе и о своём танцевальном направлении.

– Меня зовут Надежда. Я преподаю strip plastic в студии танца Queens. Ещё в третьем классе моя мама отдала меня на бальные танцы. Я прозанималась там месяц и ушла со слезами на глазах, потому что в то время на танцы ходило больше девочек, чем мальчиков, и, так как я пошла в парные танцы, зачастую девочки должны были мужскую партию танцевать. Так получалось, что я зачастую танцевала мужскую партию, мне это безумно не нравилось, и я сказала маме, что больше так не хочу и вообще не хочу больше заниматься танцами. Я ушла. Потом был перерыв несколько месяцев, и я подумала, что нужно посмотреть, наверное, податься в другие танцы, может, не всё так плохо будет. Я хотела именно танцы, потому что я не хочу сидеть на месте, я активный человек, мне нужно чем-то заниматься, в том числе и в плане физической активности. В этот раз я уже выбрала иное направление, я занималась в студиях танца хип-хопом, восточными танцами, потом были другие эстрадные танцы, go-go, но ничего меня не вдохновляло. И вот, когда у нас в Беларуси начал развиваться пилонный спорт, я cначала ходила на стрип пластику. Я попала к хорошему хореографу, мне очень нравилась её подача, всегда, когда я заходила в зал я загоралась её энергетикой, у меня глаза горели, хотелось заниматься, даже не хотела выходить из этого зала в конце занятий. В то время ещё было всего лишь несколько школ, где были установлены пилоны в залах, и только начинала стрип-пластика разбавляться пилоном. Естественно, у меня по-началу ничего не получалось, но я не опускала руки, я занималась и занималась, потому, что поняла, что это моя стихия. Я тогда училась в институте, и думала, что скорей бы закончились пары, и я бы пошла в студию танцев, чтобы попробовать разучить что-то новое: крутки, трюки, новые связки движений. И так как я долго занималась стрип-пластикой и у меня были хорошие успехи, то меня приглашали провести занятие на замене, если не получалось у тренера. Естественно, сначала мне было страшно, как-то не комфортно, но потом… одна замена за другой заменой, и я уже начинала более комфортно и уверенней себя чувствовать. Вот так, постепенно, я и пришла на преподавательскую деятельность.

Надежда в студии танца Queens.
Надежда в студии танца Queens.

– Вы только преподавали или выступали тоже?

– Я выступала. Ездила с выступлениями по городам Беларуси. Ездила по разным клубам с шоу-программами. Вместе с подругой, с которой мы занимались, мы ставили небольшие номера и ездили с выступлениями. Сейчас я уже не выступаю, это был, скажем так, период в юности, когда хотелось попробовать себя в чём-то новом, набраться опыта, эмоций и дальше продолжать совершенствоваться в этом деле. Поделиться опытом, в плане преподавательской деятельности, это было впервые. Вообще, я не думала, что буду преподавать именно танцы, но у меня с детства была мечта стать учителем. Поэтому я после школы поступила в педагогический колледж на учителя английского языка, и, после этого, я продолжила обучение в Институте иностранных языков сразу с третьего курса. По профессии я учитель английского языка, но детская мечта не оправдалась, потому, что после практики в школе, я поняла, что это совершенно не моё, душа к этому не лежит. Работать через силу, заниматься преподаванием, когда тебе это не нравится, когда ты полностью не отдаёшься процессу, это тоже не вариант. И, параллельно этому, мне поступает предложение быть инструктором по танцам. И я подумала: «А почему бы и нет?» Мне нравится танцевать, мне нравится отдавать эту энергию, мне нравится с девушками делиться тем, что я знаю, своими знаниями. Тем более, что методы преподавания в школе и в студии танца много где перекликаются. Я умею преподнести материал так, чтобы девочкам это было интересно, и чтобы они быстро обучались.

– Не сталкивались с предубеждением, что Вы – профессиональный педагог, а стали преподавать стрип?

– Нет. Явных нареканий, укоров, наверное, не было. Правда, когда я говорю, что преподаю танцы, и меня спрашивают: «Какие?», я сразу не говорю, что танцы на пилоне, танец на шесте, потому что у людей стереотип сложился определённый. Но, сейчас, когда стало развиваться это направление не только в Беларуси, а вообще в Мире, то люди знающие, они понимают, что это совсем другое, разграничивают понятия именно стриптиза, который танцуется в стрип-клубах, с направлением стрип-пластика. Иногда слышалась нота осуждения от тех, кто не разбирается в танцевальных направлениях, что-то вроде: «Ага, вот какие танцы ты преподаёшь… Всё с тобой понятно». Но, в большинстве своём, люди понимают и адекватно реагируют, они знают, что это красиво, и, если правильная подача, если не вульгарно танцевать, а эстетично это делать, то это, конечно, всё очень красиво, и, кроме того, это улучшает фигуру, улучшает внутренние ощущения девушки, которая занимается этими танцами. Иногда ко мне на занятия приходят девушки настолько закрытые в себе, настолько стеснительные, боящиеся своего тела, и в процессе занятий я вижу, что идёт прогресс не только внешне, но и внутренне. Девушки меняются, становятся более женственными, начинают любить своё тело, и, если они считают, что у них есть какие-то недостатки, то они их обыгрывают.

Надежда в студии танца Queens.
Надежда в студии танца Queens.

Ученицы все очень разные. Вот, к примеру, я сейчас веду курс по приватному танцу, куда приходят женщины и девушки разной возрастной категории, и контраст между поколениями очень заметен. Женщины, которые 30+, казалось бы, более женственными должны быть, больше раскрывать себя, не стесняться.

Но наоборот есть очень зажатые в себе женщины, которые боятся даже чувственно рукой провести по себе, не говоря уже о более откровенных движениях, где-то прогнуться, посмотреть в глаза.

Зрительный контакт – это вообще отдельная тема, потому что боятся даже просто посмотреть. Я понимаю, что это комплекс внутри себя, этот барьер, который стоит, который нужно переломить, и через танец, через мотивационные слова, приходится барьеры все разрушать. И к концу курса видно, что человек стал более раскрепощённым, более уверенным в себе. Ещё такой момент, когда девушка только приходит на занятия, ещё не знает, как танцевать, и на первых парах всё происходит довольно странно и нелепо, она смотрит в зеркало, и она не очень себе нравится в таком, как ей кажется, нелепом образе, поэтому стараюсь научить красиво двигаться, чтобы девушки, в первую очередь понравились сами себе, и не только в отражении в зеркале, потому что, ну, как у нас у девушек: если мы нравимся сами себе, то и наше внутреннее мироощущение совсем другое, самооценка возрастает и мы уже более уверенными становимся, у нас появляется совсем другой взгляд, счастливый. А что касается вопроса стеснительности у молодого поколения в сравнении с поколением зрелым, то я считаю, что, всё-таки, сказывается образ жизни, мироощущения.

Женщины старшего возраста выросли в условиях, когда многое было запрещено, демонстрация своей женственности осуждалась, поэтому накладывался специфический отпечаток на ощущения своей чувственности.

Радикальных феминисток у меня на занятиях не было, но ко мне в группу приходили женщины-собственники компаний, руководители, они приходили настолько морально зрелыми, что, общаясь с младшими девушками, наоборот бывало учили их, как правильно вести и подавать себя.

Надежда в студии танца Queens.
Надежда в студии танца Queens.

– Как Вы находите контакт с занимающимися, когда собираются такие разные люди в одной группе?

– К каждому стараюсь найти индивидуальный подход. Когда формируется группа, по началу это просто незнакомые люди. А, по прошествии нескольких занятий, ты уже начинаешь чувствовать каждого, кто занимается. Когда ты ведёшь группу уже хотя бы пол месяца, то уже как родные люди, как будто всех знаешь уже давно. Чувствуешь, какой человек внутри и какой подход нужен: с кем-то помягче, с кем-то строже. Приходится нащупывать золотую середину.

-Бывало, что появлялись любимчики в группе и как Вы справлялись в плане субординации?

– Да, любимчики могут быть, но я не показываю явно всем девочкам в группе своим отношением, своим поведением, что одна девушка моя любимица, а другая – нет. Это только где-то в глубине души отмечаю, что кого-то больше люблю, а кого-то меньше. Все люди разные, и при индивидуальном подходе, тем, кто ленится – тому, к примеру, на пять отжиманий больше на прокачке, или приседаний больше. Это подстёгивает, потому, что если будешь закрывать на лень глаза постоянно, то может ситуация выйти из под контроля. А я же всё-таки инструктор, я же здесь процессом учебным руковожу. Но мне очень-очень редко попадаются такие девушки.

– А если бы не были инструктором по strip plastic, то какую бы иную профессию выбрали бы?

– Я, если честно, то даже и не задумывалась над этим вопросом. Наверное, организацией праздников, свадеб, юбилеев, дней рождения занималась бы.  В этой области бы работала. Всё равно – это было бы что-то с творчеством связанное. В другой области я не могу себя представить.

-Если работа в творческой профессии, то какое может быть тогда хобби?

– Я сейчас занимаюсь изучением английского языка, ещё больше совершенствую, чтобы не забыть, что учила в университете, потому, что если не иметь практики, то теряется квалификация. И в планах у меня ещё выучить испанский язык, потому что я его очень сильно люблю, и хочу, поехав отдыхать в Испанию, разговаривать на испанском языке с местными жителями.

-Вернёмся к работе. Когда Вы выступали, у Вас был сценический псевдоним?

– У меня был псевдоним «Азия». Потому что у меня мама родилась в Узбекистане, бабушка моя Донская казачка, и своё детство, до того момента, когда я пошла в детский сад, я провела в Туркмении, и мне показался такой псевдоним интересным.

– Можете рассказать, чем отличается strip plastic от того же exotic pole dance, и почему Вы не попробуете себя в качестве преподавателя в более акробатических направлениях, типа pole dance?

– Стрип-пластика, на мой взгляд, более женственная, она более насыщенная по движения, она не такая сухая, как акробатика, как поул дэнс. Потому, что для меня – это чисто спорт, а мне нравится, чтобы это было более женственно, чтобы каждый человек мог через танец выражать свою индивидуальность, свои эмоции, ощущения. Женская пластика, стрип-пластика – она более чувственная, как направление. В экзотик поул дэнс есть более сложные элементы, которые можно включать в танец, с красивыми переходами, а в стрип-пластике всё с более женственными, мягкими переходами. Хотя сейчас в стрип пластике тоже есть ответвления с более жёсткой подачей, с более быстрой, насыщенной. Но я приверженец более классической, более плавной, грациозной, такой «кошачьей» версией танца.

Надежда в студии танца Queens.
Надежда в студии танца Queens.

– А чем отличается приватный танец от стрип-пластики?

– Приватный танец – это тот танец, который девушка сможет станцевать для своего любимого мужчины. Станцевав перед ним, вовлекая его в танец, показать все свои лучшие стороны, показать свою женственность, своё отношение к нему, свою любовь. Красиво подать это, чтоб это не было вульгарно и очень эстетично, но заманчиво.

Бывает, что те, кто ходит на стрип-пластику, потом приходят на приватный танец, а потом продолжают заниматься стрип-пластикой. Приходят очень разные девушки. Есть, которые учатся в институте, а есть, которые занимают серьёзные должности. Моей самой зрелой ученице было 47 лет, и она очень всё так хорошо схватывала, умела преподнести себя настолько женственно, что все просто диву давались.

А на один из курсов приватного танца вместе пришли мама с дочкой. И даже было такое, что мама говорила дочери, где можно по-другому сделать, а где более выразительней. Я даже сначала подумала, что они сёстры.

– Можете рассказать, как проходит день инструктора по танцам?

– У меня бывают дни, когда я веду утренние группы, потом у меня перерыв три-четыре часа, после чего я снова приезжаю в студию, чтобы вечерние группы провести, и, конечно же, после такого дня приходишь домой, и уже просто ложишься спать, потому что полностью отдаёшься себя на работе. Но это такая приятная усталость. Думаю, если бы я была замужем, муж был бы недоволен, что я всё время посвящаю работе 🙂 Но я не представляю свою жизнь без танцев и без преподавательской деятельности. Даже если у меня плохое настроение, или я чем-то опечалена, когда я вхожу в зал и вижу моих учениц, то всё, моё настроение меняется, я сразу перехожу на позитивную сторону, и совсем другая выхожу из работы.

Надежда в студии танца Queens.
Надежда в студии танца Queens.

-Вы преподаёте в студии Queens уже почти 10 лет. Как за это время изменилась школа и какие изменения были Вашем направлении танца?

– Она только улучшается и расширяется. Я пришла сюда работать, когда у нас не было ещё нескольких филиалов. Была только одна студия на Петруся Бровки, было только три зала. Потом открылся четвёртый и пятый зал, в потом на Волгоградской открылся ещё один филиал с тремя залами. Мода на танец меняется всегда, что-то новое появляется постоянно.

Стрип-пластика раньше  была более мягкая, женственная, сейчас более быстрая, агрессивная, под другую музыку. Раньше, когда студия только начинала работать, не было ни pole dance, ни exotic pole dance.

Отдельные занятия по pole dance появились в начале 10-х годов и на поул дэнс брали только тех, у кого уже был опыт занятия на стрип-пластике с пилоном. Через пару лет появились отдельные занятия по экзотик поул дэнсу. Теперь, девушки, которые приходят в студию заниматься, могут попробовать себя в разных направлениях, и решить, в каком из них могут себя лучше проявить. Сейчас занимающиеся раскрепощены больше, чем раньше. Сейчас же можно и видео посмотреть в интернете, и уже, когда приходят на занятия, уже знают, что это за направление, приходят более подготовленные.

– Какой совет Вы можете дать новичкам?

– Чем усерднее будешь заниматься, тем лучше всё будет получаться. От того, что человек будет сидеть и смотреть на себя, думая: «Ай, у меня ничего не получится», то ничего и не получится. Надо набраться терпения, и постоянно работать. Я тоже постоянно стараюсь посещать различные мастер-классы по стрип-пластике, это как новый вдох для моей деятельности.